• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: вырванные страницы (список заголовков)
10:49 

Morsmordre
Лопата делает чавк-чавк, откусывая смачные куски чуть влажной земли. Я иду так близко, что могу рассмотреть копошащихся в грунте червяков, личинок. Замечаю клоки шерсти, яйца насекомых, чешуйчатые лапки, оторванные усики. Черенок лопаты стирает красивые женские руки, которые совершают свои монотонные движения. Сосредоточенно, в не сбиваемом темпе. Чавк-чавк. Глаза у женщины с лопатой печальные-печальные. И чего она копает в четыре утра на заброшенном перекрёстке - непонятно. Может, колдует? Сейчас зароет в землю поглубже куколку вуду или спутанный моток чужих волос со всеми прелестями человеческой органики - корнями, кожным салом. И будет ворожить на суженого-любимого. Но нет. Руки у женщины - это опутанные сеткой вен ладони взрослого человека, который не стал бы заниматься подобной глупостью. Сосуды кажутся синими-синими на невозможно белых руках. Как будто синяя птица раскидала свои тонкие перья на белом снегу. Или, может, наоборот: у женщины синие руки с белыми полосами? Что-то вроде самолета, летящего по безоблачному небу.
И черенок лопаты. Желтоватый, с комьями грязи. Весь в занозах и трещинах. Почти как испещренное морщинами лицо женщины с красивыми руками. Рядом с ней на земле лежит сверток из простыни. Какой-то бесформенный комок с рисунком улыбающегося енотика из мультфильма. Мне стоит вызвать полицию? Эй, дамочка, Вы вообще в курсе, что за детоубийство у нас в стране можно и под статью попасть? "Чавк-чавк", - издевательски улыбается мне лопата блестящим на утреннем солнце боком. Не стоит мне играть в героя и лезть не в свое дело.
Лопата вообще не предназначена для копания. Она квадратная, такой обычно перекидывают песок суровые мужчины в идиотских оранжевых куртках. Но женщина упорна и непреклонна. Она как неумолимый палач всё пилит-пилит шею осужденного не заточенным топором, надеясь уже наконец перерезать ему глотку. Глаза у женщины синие-синие. Почти как ее вены, как самое яркое перо самой красивой синей птицы.Только печальные и какие-то неживые. Напоминающие тусклый драгоценный камень, красивый, гранёный, но не отполированный.
Тих перекрёсток. И если бы не монотонное чавк-чавк, можно было бы действительно подумать, что весь мир ещё спит.
Женщина поднимает с земли мультяшную простынку и совершенно расслабленными руками-плетьми швыряет куль на дно вырытой ямы. На землю с влажным звуком удара опускаются две пары лап и один тонкий хвост. Я останавливаюсь, наблюдая, как женщина, постояв немного, снова берется за лопату, на черенке которой уже остались впитавшиеся пятна крови. У меня не было времени досмотреть до конца. Я спешил на работу. Но вечером по пути домой на перекрестке вырос небольшой холмик, аккуратно прикрытый травой и веточками кустов.
"Наверное, чтобы собаки не разрыли и не растащили", - подумал я.
Больше мне никогда не пришлось встретить ту женщину с красивыми руками и глазами пера синей птицы. Улетела, наверное, счастье раздавать.

@темы: Вдохновение, Вырванные страницы, Мысли вслух, Реальность есть нереальная часть нереальности

10:27 

Morsmordre
Тебе деcять лет. Ты лежишь между надгробьями, а сверху к тебе склоняется ветка неизвестного тебе дерева. Тебе абсолютно всё равно, что это за дерево. Главное, что за ним тебя не видно и не слышно.
Ты понятия не имеешь, сколько времени валяешься между могил. Солнце близко к закату, вдалеке слышен визг детей. Но ты не можешь, как они, пойти домой. Есть, конечно, хочется. Спасибо, что на кладбище всегда много конфет и баранок. Уплетаешь за обе щеки, дивишься, что мёртвых угощают куда более вкусными сладостями. У тебя дома в вазе заваляется разве что пара-тройка покрывшихся белых налётом совершенно невкусных сухих конфет. С какой-нибудь очень мерзкой начинкой. Тогда ты впервые понимаешь, что мёртвым вкуснее «живётся».
А что, собственно, ты забыл на этом кладбище? Ты прячешься от гнева старой тётки, которая послала тебя за молоком. Десятилетнего тощего мальчишку за пятилитровкой парного тёплого молока. И вот банка была уже у тебя в руках. И молоко пахло сеном, летом и чем-то таким особенным, волшебным. Тебе вдруг показалось, что один глоток сделает тебя волшебником или исполнит любое желание. Ты попытался поднять тяжёлую банку и бух. Стекло разлетелось осколками по асфальту, а молоко стекло в траву у дороги. Тебе стало так обидно. Не за заплаченные тёткой деньги, не за свои кривые руки. А за то, что сам себя лишил волшебства. Ты ведь уже и желание подготовил, не абы какое, а самое желанное желание из всех. Совсем не бессмысленная чушь, а настоящее. Вдобавок дома всыплет тётка.
Домой возвращаться нельзя.
И ты лежишь между двух могил на спине, болтая в воздухе ногами, и пытаешься понять, на что похожи лениво проползающие мимо облака.
А мёртвые молчат и, может, злятся, что ты съел все их угощения. Но это ничего. Им каждый день приносят, а тебя тётка ещё когда выпустит на улицу, узнав о том, что ты натворил.

@темы: Реальность есть нереальная часть нереальности, Мысли вслух, Вырванные страницы, Вдохновение

10:07 

Morsmordre
Сколь сложно в нашем мире найти достойного противника. Не жалкого тривиального любителя, который, лишь почувствовав, что победа ускользает из его рук, бросает партию на середине. А достойного соперника, который умеет держать лицо. Который не сбрасывает маску до окончания партии, маска которого становится его частью. Иллюзия, превращённая в реальность. Лицо придуманное, слепленное идеально, продуманное до мелочей. И маска становится настолько реальной, что уже сам игрок не отличает, где заканчивается он сам и где начинается иллюзия. Придуманное лицо становится человеком, становится реальностью. Такое бывает? У самых лучших игроков – несомненно. Но мир нищает на таланты. Давненько мне не встречался тот, кто выдержит партию до конца, сыграет со мной в настоящую игру, продолжая подогревать во мне неподдельный интерес. Давненько никто не заставлял меня думать, просчитывать наперёд до самого объявления конца партии. «Шах и мат». Заветные слова. Я повторяю их так часто, что успел потерять смысл этих слов. И сладкий вкус победы приелся, превратился в приторную сладость, от которой уже тянет отвернуться, но ты всё равно пробудешь на вкус. Пробудешь большими ложками с горкой. Просто по привычке.
Многие выходят из игры из чувства простого страха. Для них ожидание подвоха – гораздо страшнее самой развязки. Не так пугает страх, как его томительное ожидание. Драко – один из тех, кто боится вести свою игру. Все привыкли, что Лорд Волдеморт не играет честно. И ждут с поразительной надеждой того самого подвоха и лжи с моей стороны, чтобы в конце партии вытереть лоб от пота и во всеуслышание объявить: «Я проиграл, потому что играл с нечестным противником». Я понимаю, как сложно признаться самому себе, что все твои промахи от не шибко великого ума, а не от лицемерия окружающих. Проблема нынешнего поколения невырастающих идиотов. Они как дети будут винить всех и каждого и вряд ли захотят заняться препарированием самих себя. Претензия на идеальность, на неповторимость. Всё это слишком жалко и смешно, чтобы я акцентировал на этом своё внимание. Мне абсолютно ясно, что Драко не понял меня. Он просто устал, морально измотан, чтобы продолжать говорить мне «нет». Но как мне объяснить ему то, что не выразить словами?
Когда ставка Упивающихся только начинала формироваться, идеология выстраивалась по крупицам. Я обещал каждому то, что было важнее ему более всего. В сущности, нет ни зла, ни добра. Есть только власть. И лишь она определяет критерии отбора светлого и тёмного. Общество магической Британии – тоталитарно. Министерство Магии не слышало ни о каком разделении власти. С функциями судебной власти Визенгамот почему-то принимает законы. Каким образом Министр становится Министром, если как такового выборного органа не существует? Нет презумпции невиновности, нет объективного судопроизводства. Процветает коррупция, «связи». Бюрократическая машина занимает большую часть населения. Множество запретов в любом случае влечёт за собой появление нелегальных структур. А куда же идти работать после школы талантливым волшебникам? Выбор не велик. Государственная служба, то есть Министерство, мелкие лавочки или заняться преподаванием в школе. Нет крупных предприятий, нет как такового предпринимательства. Производство находится на уровне средневековья, а об изменениях не задумывается никто. Отсюда и нехватка рабочих мест, и усложняющие ситуацию магглорождённые, которых становится только больше. Их становится слишком много. Магглорождённые приносят в общество свои традиции, свою культуру и не желают познавать аспекты нашей культуры. Им просто незачем ассимилироваться в магическое сообщество. Ко всему прочему, магглорождённые умудряются с удивительной наглостью выступать в защиту своих прав. А о научном новаторстве я бы просто промолчал. Любому обществу необходима научная мысль, а его отсутствие приводит к упадку. Всё, что хоть немного выходит за рамки дозволенного, объявляется тёмной магией. И Министерству куда проще запретить некоторые разделы, чем заняться подробным изучением.
Следующий пункт – статут секретности. Или что позволено волшебнику? По большому счёту – ничего. Квиддич по выходным да служба в Министерстве Магии. А о секретности не может быть и речи. Овливиаторы работаю из рук вон плохо. Постоянно, куда ни глянь, случается утечка информации. Да и техника у магглов постоянно усложняется. В один прекрасный момент магглы просто могут пораскинуть мозгами, сопоставить некоторые факты, и обливиаторам будет уже куда сложнее корректировать память почти половины земного шара.
Я говорил об этом с самой школы. Проблем у магической Британии слишком много, чтобы просто закрыть на это глаза. Оппозиция рано или поздно появилась бы. И по счастливой случайности контр организация была собрана именно мной. Стране требуется сильный лидер, который не будет выбирать между чувством долга, моральными нормами, рассматривать каждый случай, как отдельный. Я создам закон, которому буду придерживаться, не делая поблажек чистокровному волшебнику. Почему именно я? Потому что я не боюсь нести в своих руках знамя власти. Я сыграю на слишком явных ошибках Министерства Магии. Их бюрократический аппарат, их тоталитарное общество – всё это станет главным оружием против всего магического сообщества. Раньше всё виделось мне слишком просто. У меня была карта, идеология, слова, долетающие до самого сердца. И я видел глаза Упивающихся, тогда простых оппозиционеров, которые внимали мне, горели, зажигая других.

@темы: Вырванные страницы, Вырезки из ролевых, Игровое

Symphony of madness

главная